Письма с фронта. Письмо 5

Этот любопытный документ, плод творчества ефрейтора А.  — своего рода летопись воинской славы. Он попал ко мне вместе с главным героем. Не помню, чем эта история завершилась, но это как раз тот случай, когда сам процесс интереснее его результата.

Рядовой Йоси Мизрахи, личный номер ХХХХХ

Дата призыва: 22.08.ХХ

Тренировочная база облегченного типа, 4 рота, 1 взвод, 3 отделение.

Командиры: ефрейтор А., ефрейтор Б.

Комроты — лейтенант Вальс.

(замечу: и ефрейторы и ком.роты — девочки).

Рядовой Мизрахи призвался в АОИ 22.08, и поступил на нашу базу. После зачисления на довольствие и оформления всех документов на базе — получил отпуск домой на 2 дня с 25.08

(замечу : отпуск дали на выходные, боец уже прослужил 3 дня)

Вторая неделя.

Вернулся на базу 27.08, будучи очень расстроенным и возбужденным и требовал встретиться с психологом из за тяжелых семейных проблем, которые возникли у солдата дома за время отпуска.

(ну-ка ну-ка, что это там за выходные произошло ?)

А именно: долг на сумму 50 тысяч долларов, папа в критическом состоянии из за болезни сердца, маму уволили с работы.

( и всё это — за два выходных дня ?)

В продолжении дня, Йоси страдал от вспышек гнева и был сильно огорчен, и даже сказал, что причинит вред себе или кому-то ещё.

(Вот как ! «Или -себе, или — кому-то ещё» ! А «кто-то ещё» тут при чём?)

Проведены беседы с командиром взвода, командиром роты, офицером отдела кадров, назначена очередь к психологу.  

К рядовому была приставлена охрана из двух солдат. В сопровождении охраны солдат был направлен на проверку психолога.

(Очевидно, ожидалось, что психолог подыщет работу для мамы, исцелит папу и вручит солдату чемодан с 50 кусками зеленых).

Встреча с психологом продолжалась час, но не помогла. Психолог рекомендовал использование дисциплинарных мер и направление на спец.комиссию для освобождения от службы по социальным причинам.

(Да-да, есть и такое. Но, посмотрим, какие же дисциплинарные меры были приняты, интересно!).

На следующий день, было решено предоставить рядовому Мизрахи специальный отпуск до начала следующий недели.  

Третья неделя.

Вернулся в воскресенье, 3 сентября, в очень плохом состоянии. Всю неделю отказывался от пищи и отказывался выходить из комнаты. Отказался принять оружие. Был отправлен на суд командира роты, в результате была проведена беседа и согласился принять оружие. Отказался выйти на полевые учения взвода. Обратился к врачу базы. Получил освобождение от ношения ботинок, от физической нагрузки и от поднятия тяжестей. Снова требовал направления к психологу.  

При проверке отдела кадров выяснилось, что социальное положение семьи не достаточно тяжелое и солдат не может быть направлен на   

спец.комиссию для освобождения от службы по социальным причинам.

Неделя четвертая

Вернулся из отпуска в воскресенье, 10 сентября. Целый день вел себя прекрасно. Получил оружие и отказался от встречи с психологом. Во вторник 12 сентября получил больничный на 3 дня по причине болей в спине и в руке(Рука бойцов колоть устала...). Был отправлен домой на остаток недели.

14 сентября, четверг. Взвод вышел на охрану Иерусалимского района, без участия рядового Мизрахи.

Неделя пятая.

В воскресенье, 17 сентября, Йоси приехал на базу чтобы участвовать в стрельбах. И он участвовал. Однако, в среду, стало известно о смерти рядового А.Ц., который скоропостижно скончался во время отборочных тренировок в спецназ(совсем на другой базе). Оказалось, что покойный А.Ц.(да будет ему земля пухом) был другом рядового Йоси Мизрахи. И рядовой Мизрахи получил еще один отпуск, чтобы посетить поминки и побыть с семьей.

Неделя шестая.

Вернулся из отпуска во вторник, 26 сентября. Сразу же объявил, что он больше «не солдат» и потребовал проверки у психолога. Заявил, что никто не хочет помогать ему. Всю неделю отказывался участвовать в занятиях взвода — с момента прибытия на базу и до момента посадки в автобус в пятницу, по дороге домой.

Всю неделю спал в казарме, выходил только в столовую, орал на командиров. Требовал проверки врача, чтобы получить «лекарство от головы», т. к. он «сошел с ума».

Вновь собралась спец. комиссия(при участии командира батальона) и было решено, что возможно предоставление постоянных отпусков на четверг-пятницу-субботу и разрешение на работу.

Неделя седьмая.

Солдат не вернулся на базу. Я позвонила ему и он сказал, что не собирается возвращаться, т. к. никто ему не помогает.

Замечания:

  1. Когда социальные проблемы рядового Йоси чуточку «утихли», солдат пожаловался, что нет у него друзей на этом свете. Что он расстался с девушкой. Что его приступы раздражительности были истолкованы как результат плохой адаптации, а не как результат социальных проблем.
     
  2. С момента призыва, еще до того, как скончался рядовой Ц.А., другой друг Йоси погиб в автокатастрофе.
     
  3. На 6 неделе рядовой Йоси приехал на базу только под давлением родителей, которые хотят чтобы он отслужил в армии как положено.
     
  4. Насколько я помню, офицер социальной службы посетила семью рядового Йоси.
     
  5. Вышеупомянутый рядовой приписан к танковым войскам и был признан годным для службы в боевых частях.
     

Призывается человек в армию. С первого дня вдруг возникают ужасные проблемы: папа болеет, маму увольняют, долг на 50 тысяч долларов, друзья гибнут один за другим. Человек не служит, безобразничает. Армия принимает жесткие дисциплинарные меры — отправляет его домой. В результате, в период подготовки, солдат находится дома больше времени, чем в подразделении. Но и когда находится в подразделении — не делает ничего, кроме проблем. На английском это называется — трабл-мейкер.

И хочется задать только один вопрос:

- Зачем ?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded