Письма с фронта. Письмо 1

22 ноября 2004

Отдел жалоб военнослужащих АОИ(Армия Обороны Израиля)

Начальнику Отдела Кадров АОИ

Начальнику отдела Психиатрической Службы АОИ

Капитану Зельтцу — психиатру отдела Психиатрической Службы АОИ

Начальнику Клинического отдела Психиатрической Службы АОИ

Офицеру Отдела Обращений военнослужащих, отдела Психиатрической Службы АОИ

Офицеру Отдела Обращений военнослужащих, Управление Медицинской Службы АОИ

Тема: жалоба рядовой Мейталь личный номер ******

1. Копия — отправлена  рядовой Мейталь.

2. капитану Зельтцу, психиатру отдела Психиатрической Службы АОИ:

2-а. Сим документом устанавливается и подтверждается, что в вашем поведении по отношении к подателю жалобы обнаружены недопустимые нарушения, а именно, в вашем ответе на просьбу подателя жалобы допустить на встречу с вами обоих её родителей.  

Я смотрю на красиво отпечатанный на лазерном принтере документ, украшенный огромной гербовой печатью. Список генералов и полковников — и моё скромное имя среди них.  

Вся драма вместе с завязкой, действием  и развязкой заняла несколько минут.  

Заканчивался день, заполненный проверками(запланированными и не очень), угрозами, просьбами, слезами и бессмысленными разговорами.

Я уже собирался закрывать поликлинику, когда в кабинет ворвалась чрезвычайно раздраженная толстая девица в форме рядовой.  

-Ты психиатр ?!

-Чем могу помочь ?

-Мне нужно СРОЧНО с тобой поговорить !

-Тебе назначена очередь?

-Нет ! Но это срочно !

-А в чем срочность ?

-Мне нужно срочно освобождение от оружия ! Или я покончу с собой !

Я почувствовал в воздухе знакомый аромат. Застарелое дерьмо. Моя позиция, как армейского психиатра была очень проста: солдат без оружия — не солдат.  

- Что же... Нам будет тебя очень не хватать. А еще — я могу назначить тебе встречу на завтра(хотя список приглашенных уже трещал по швам). И все проблемы будут решены.(Так я искренне полагал — и глубоко заблуждался).

- Да мне просто нужна справка ! И всё! Что мне нельзя носить оружие ! Я хочу служить в Армии ! Но без оружия ! И без этих идиотских дежурств на базе!

«Да, а дежурят пусть другие. За тебя и за себя и за того парня».

-Солдат без оружия — не солдат. Приходи завтра, я дам тебе освобождение. От армии.

У девицы от гнева задрожали щеки. В меня полетели фонтаны слюней:  

-Да ты не хочешь мне помочь ! Да ты издеваешься ! Да я хочу служить ! Но если вы мне освобождения от дежурств не дадите — я покончу с собой ! Вы по-хорошему не понимаете !

-Слушай, я же сказал — приходи завтра. Я проверю тебя. И если ты и вправду не можешь носить оружия, по причине душевного расстройства — комиссую тебя из Армии. Не можешь — значит не можешь.

Девица возбудилась еще больше.  

-Я хочу лечения! А не освобождения из Армии !  

-Лечение — это другое дело. Но ты приходи завтра, и поговорим.  

На самом деле, я уже понял, о каком душевном расстройстве идет речь. В армейских условиях такие состояния лечить очень сложно. Или даже невозможно. Можно «подогнать» правила под такого пациента, но «подогнав» правила ты добьешься не излечения, а укоренения проблемы. И мне было довольно ясно, что завтра наша встреча закончится 21-м профилем, если только рядовая М. не передумает. За ночь иногда случается инсайт и катарзис. И приходит понимание, что изменение должно начинаться изнутри. А не с капитана Зельтца и АОИ.  

-Тогда я хочу , чтобы на встречу пришли и мои родители! - капризничала толстушка.

-Родители ? Достаточно одного родителя. Папы или мамы.  

-Я хочу, чтобы пришли оба !  

Мне показалось, что рядовая М. сейчас начнет кататься по полу и колотить ножками.

-Давай, тогда и бабушку свою приведи. - предложил я. - Хватит глупостей. Я могу тебя прямо сейчас комиссовать, если тебе невтерпеж...или, все таки, потерпишь до завтра ?

Назавтра рядовая М. появилась с маман. И наш разговор повторился почти в точности, только теперь на меня злобно орали две женские глотки. Я стал источником всемирного Зла, черствым и жестоким извергом, который отказывался понимать тонкую душу рядовой М. и не желал помогать тяжело-душевно-больным солдатам.  

Кроме того, в процессе проверки мне удалось установить, что трудности рядовой М. начались задолго до призыва в армию. Что попытки самоубийства и лечение у психологов, а позднее и у психиатров были скрыты от призывной комиссии, потому что рядовая М. мечтала о карьере офицера.  

-И она может служить ! - орала на меня мамаша. - Только без оружия! И ты ей должен помочь!

Боже, сколько раз мне пришлось услышать эту фразу ! Но... я действительно должен помогать людям. Правда, в случае с рядовой М. лучшей помощью людям было бы направление рядовой М. на комиссию с рекомендацией на освобождение. И все её крики о необходимости лечения были всего лишь блеф. Если длительные попытки психотерапии и лечение у психиатра до призыва привели её в мой кабинет, то ожидать, что именно в армейских условиях вдруг произойдет чудо исцеления — было бы наивно.  

-У вас есть право подать апелляцию и обжаловать мое решение. В течение месяца, со дня комиссии.

В день я проверял по 10-14 срочных направлений и еще 4-5 плановых, так что крики, угрозы, истерики и мольбы стали частью моих будней. И я уверен — я напрочь бы позабыл о рядовой М и её М., если бы не этот шедевр административного искусства — письмо из отдела жалоб АОИ, за подписью отставного генерала.

Прошел месяц, когда меня вдруг вызвала майорша Нина, начальник отдела жалоб рангом по-ниже.  

Нина была очень мягкой и душевной женщиной.

-Я всё понимаю - начала она. - У тебя там вечная запарка. Крики, склоки... И не всегда получается фильтровать базар, т. е. правильно выбирать выражения...Но, знаешь, тебе стоит постараться. Это сэкономит мне и тебе кучу времени! Ты сказал рядовой М., чтобы она привела на встречу свою бабушку?  

Я никак не мог понять, о чем идет речь, ибо тело мое пришло на ковер к майорше, а душа еще оставалась в поликлинике. Но вот, что то кликнуло и состыковалось. И я вспомнил неистовую рядовую М. и ее М. и все детали нашего задушевного разговора.

А вспомнив, я сразу почувствовал, как гнев и обида затопляют меня. Ещё бы — я стою на страже чистоты рядов. Я — Великий Чистильщик. Всех, кто может ослабить обороноспособность Армии я должен нейтрализовать. Весь балласт — за борт!  

И я сильно заблуждался. Я видел не дальше собственного носа. А у любой проблемы есть как минимум 2 стороны. У этой было сразу три.

И вот, сейчас ко мне обращалась эта самая третья сторона.  

-Ты же сожалеешь, что говорил с рядовой М. в циничном тоне ? Сегодня ведь ты бы поступил бы иначе?

Интуиция подсказывала мне, что где-то за моей спиной маячит огромный фаллос, пусть даже хорошо смазанный нежным голосом майорши.

-Да...- с трудом выдавил я. С трудом, ибо в те далекие времена я был полон идеалов и мифов, далек от Буддизма и гибок, как бордюрный камень.

Майорша, мягко улыбнувшись, кивнула:

-Вот и хорошо. Можешь вернуться в поликлинику.

И я пошел. На деревянных ногах. Но тень фаллоса по прежнему следовала за мной.

2.-б.

Ввиду того, что капитан Зельтц признал инкриминируемые ему выражения и признал неуместность оных, постановляю -  ограничиться замечанием.

2.-в

Помимо ущерба, нанесенному доверительным отношениям, кои обязаны присутствовать между врачом и его пациентом( в особенности, когда идет речь о душевном здоровье) был нанесен ущерб чувствам пострадавшей. Нам известны факты, когда обращения в психиатрическую службу Армии, сопровождаются манипуляциями, но это ни в коем случае не оправдывает унизительного отношения и легкомысленности по отношению к эмоциональным потребностям потерпевшей.

2-г

Надеюсь, что из вышеописанного случая капитан Зельтц сделает необходимые выводы и подобное не повторится в будущем.

3.Начальнику психиатрической службы АОИ:

3-а По вышеизложенному и в соответствии с моим официальным ответом подателю жалобы, рекомендую выполнить разбор происшествия и распространение результатов всем служащим отдела психиатрической службы. Особо подчеркнуть важность соответствующего обращения с пациентами.

3-б

Рапортовать о выполнении начальнику штаба отдела кадров АОИ и перечислить принятые меры.

4 Начальнику штаба отдела кадров АОИ -  доложить о выполнении и принятых мерах не позднее  срока, указанного в приказе 33.0336, параграф 35.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded