Category:

Письма с фронта. Из архивов армейского психиатра.

Разбирая бумаги, я обнаружил целый файл старых писем. Напечатанные на принтере и написанные от руки, официальные и совсем детские, от начальства и от солдат, и от родителей солдат. Россиянину , наверняка, многое покажется странным в этих письмах. Армия Обороны Израиля иногда напоминает пионерский лагерь и проблемы израильского солдата сильно отличаются от проблем солдата в любой другой армии. 

Например, по причине географии, большая часть АОИ каждый день отправляется по домам. И для бойца «тыловой» базы страшным наказанием является задержка на базе, даже на час. Огромные усилия затрачиваются и бойцами и их семьями, чтобы получить распределение на базу рядом с домом. Самые «жесткие» условия службы — у спец.подразделений, которые могут не появляться дома иногда по три недели подряд. 

Кроме того, дедовщины, в советском понимании, в АОИ не существует. Есть подразделения, где существуют некие дурацкие обряды посвящения новичков, и армия ведет с этим борьбу. Бывают ситуации, как и в любом коллективе, где бойцы не сходятся характерами и возникают конфликты. Но это исключительно редко доходит до каких то драматических развязок.

 В любом случае, в АОИ существует несколько «клапанов» или стабилизирующих механизмов: солдат, попавший в трудную ситуацию, всегда может потребовать встречи с командиром(вплоть до командира базы), родители солдата могут обратиться по телефону (и лично) к командиру базы, можно обратиться (письменно) к офицеру службы жалоб(обращений) военнослужащих(и бывало, что командирам делали «втык»), можно обратиться к армейскому психологу(который присутствует в каждом подразделении с уровня батальона). Бывали случаи, что родители бойца, не получив сатисфакции от командира, подавали на него в суд, и вот тогда начиналась беготня! Все проблемы тут же решались волшебным образом. Потому что — кому охота тратить время и силы на судебные тяжбы? «Хочет служить рядом с домом? Ну и переведи его ! Делов то !»

Если же официальные клапаны не работают — солдат выклянчивает больничные у военного врача или же просто уходит с базы домой, хлопнув дверью.  Теперь возможны варианты — иногда командир лично приезжает домой к бойцу и уговаривает его вернуться. Иногда боец возвращается сам, надеясь на перемены к лучшему. Если же солдат упорно сидит дома больше двух недель , то его объявляют дезертиром. 

 Дезертиров, в большинстве случаев, сажают на недельку-другую в армейскую тюрьму, а потом могут направить на пере-распределение, а могут вернуть на прежню базу. Кому как повезет. Парадокс, но если солдат дезертировал, скажем, на месяц, а потом «сдался» и хочет продолжать служить — ему могут «впаять» месяц тюрьмы. А кто то, кто «прогулял» пол-года и служить не желает — могут изгнать из армии с позором, и иногда даже вообще без отсидки. 

В общем , служба среднего израильского ястреба , по сравнению с СА — просто санаторий. Конечно, АОИ , как и любая другая армия(или система) не лишена своего эссенциального идиотизма. Сочетание особенностей характера отдельного бойца+идиотизм системы+ капельку везения создает всякие сказочные нестандартные ситуации, которые приходится «разруливать» армейским психологам, и это — основная часть работы. По-настоящему психические больные бойцы попадаются крайне редко. Вернусь к письмам. Я привожу их без изменений, сохраняя стиль и ошибки. Кое где оставляю комментарии. Некоторые письма — до смешного наивные. Некоторые — просто трагикомедия. Насколько я помню, все описываемые случаи завершились благополучно. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded