Только он не вернулся из боя. Глава 10.

Пирата и беглого каторжника Захарова разыскивали все способные к самостоятельному передвижению полицейские.  

-Он наверняка теперь заляжет на дно — пророчествовал старший опер — но мы перевернем здесь каждый камушек и перетрясем всех , пока не найдем подонка.

В воздух были подняты вертолеты, спец. подразделение полиции вместе с отрядом служебных ученых собак прочесывали районы возможного пребывания бандита. Параллельно группа детективов просматривала записи камер наблюдения и допрашивала непосредственных участников криминальной драмы. Просмотр камер желаемой информации не дал — оказалось, что из десятка камер наблюдения, разбросанных по территории  больницы, работали только две.  

- Что же - сурово прорычал угрюмый следователь, сверля презрительным взглядом офицера безопасности больницы — давайте смотреть, что записали эти две камеры.   

-Эти две...- пролепетал офицер — я пол-года назад докладывал, что компьютер неисправен, мне обещали новый, но так и не дали...

- Ты что хочешь сказать? Что камеры работают, но ничего не записывается?!

-Ну, как то так...компьютер же неисправен...я же докладывал — офицер горестно разводил руками. - Пол-года назад у одной врачихи кто то разбил машину на стоянке, прямо под камерой. И мы ничего не могли поделать — записей то нет. Она начальству жаловалась, я новый компьютер просил — и ничего.   

Сыщики, допрашивающие свидетелей, также не могли похвастаться «прорывом».   

По версии копа-два, все правила охраны были строго соблюдены. Коп-два отлучился в туалет. Когда вернулся, нашел в палате медсестру, пациента Ангольского и копа-один, прикованного к кровати наручниками. Задержанного Захарова в палате не наблюдалось. Копа-два заставили расписать всё утро по минутам и получилось, что тот провел в туалете около сорока минут.  

Коп-один сразу признался, что...задумался, и не смотрел на подозреваемого...что ,возможно, подозреваемый ударил его гипсовой ногой по голове, и затем приковал к кровати наручниками и лишил табельного оружия.

- А девственности он тебя не лишил? - ехидно поинтересовался один из сыщиков.

И коп-один и коп два поехали на дополнительный допрос в отдел внутренних расследований.

Доктор Ангольский честно и подробно рассказал о событиях этого злосчастного утра, умолчав лишь о том, что подал беглому бандиту планшет с бумагами. Доктору почему то казалось, что именно этот эпизод сыграл роковую роль в организации побега. Умолчал он также и о Мишель, и о том, что видел копа-два в лобби. Он сделал это не из гуманистических соображений. Просто, даже сама мысль о Мишель вызывала у доктора тяжкие душевные страдания. «И без меня разберутся» - решил доктор.

Пират Захаров нашелся сам, и на удивление быстро. Угрожая пистолетом, он «грабанул» лотерейный ларек. Испуганный продавец сбежал через заднюю дверь, а беглый бандит заграбастал целую пачку билетиков моментальной лотереи и возбужденно тёр их стволом полицейского пистолета. Поглощенный лотерейной лихорадкой, он не заметил, как опустела и затихла улица.  

Полицейский спецназ подобрался к ларьку с противоположной стороны.

На крыше углового дома уже залег полицейский снайпер.

- Он вооружен. Всади ка ему в здоровую коленку ! Чтобы с пол-годика он больше у нас не бегал! - услышал снайпер в наушнике.

Ветер сметал со стойки мятые «пустые» билетики, и они разлетались желтыми мотыльками по притихшей улице. Грабитель Захаров, высунув язык, потея и тяжело дыша, продолжал тереть один билет за другим. Он знал — в этот день удача улыбнется к нему.  

- Сегодня мне попрёт ! - бормотал он убежденно.

Вдруг , под серебристой пылью он разглядел на очередном билетике сразу три нуля, а первые цифры еще скрывались под серой краской. Он вытер пот со лба, и тут ветер подхватил его выигрышный билет, и тот поплыл к тротуару. Захаров чертыхнулся и попытался поймать удачу, загребая руками воздух и наклонившись всем телом, насколько позволяла ему загипсованная нога. Кто то очень сильный ударил его сзади, и он полетел вперед.  

По всем правилам Земной физики, тело пирата Захарова, получив кинетическую энергию от ударившего его в зад другого тела, должно было бы описать короткую траекторию и остановиться, передав, в свою очередь, кинетическую энергию Земному шару. С огромным изумлением Захаров отметил, что полет продолжается. Он летел все быстрее и быстрее в какую то черноту. Красные, синие, желтые точки мельтешили в непроглядной тьме.   

Беглый пират вспомнил, как в школе, в первом классе, мечтал стать космонавтом.

- Я в космосе ? - восторженно подумал он.   

В конце концов, это же был его счастливый день.

В это время, в больничной палате, у постели доктора Ангольского остановился сам начальник отделения. Ассистенты, студенты и стажеры толпились вокруг. Изучив рентгенограммы, электромиограмму, пощупав ногу Ангольского, начальник задумался.  

- Ужасно болит — горестно прошептал Ангольский.

- Не понимаю. - осторожно ответил начальник. - Вроде, все срастается как должно. Никаких признаков воспаления или инфекции. Пальцы двигаются, чувствительность — нормальная. Вот что, уважаемый. Сегодня после обеда мы вас переводим в реабилитационный центр, там вам разработают программу восстановления.  

- Спасибо, доктор! А обезболивающие какие ни будь?...Обычные — не помогают...- жалобно попросил Ангольский.

Начальник задумался на мгновенье. За свою практику он видел немало пациентов, «подсевших» на наркотические анальгетики. «Вот и еще один...и сам — доктор...Да...что я буду с ним сейчас париться? Пусть потом в реабилитационном центре голову ломают.»

-Что же — ответил он мягко — Трамадекс вас устроит ?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded